В них и в других изданиях наш уважаемый Аркадаг проявил себя как большой знаток и истинный поклонник ахалтекинских коней и национальных ковров. Связь времен и эпох, традиция и современность сохранились в этих «небесных» конях и национальных коврах, которые заново возрождаются, чему способствует и мудрая политика, проводимая в жизнь главой нашего государства.

Вот уже который год в административном центре Балканского велаята в городе Балканабат успешно действует новый, современный конно-спортивный комплекс, где регулярно проводятся головокружительные скачки, культурно-массовые праздничные мероприятия. Начало традиционного весеннего сезона скачек в этом году совпало с началом физкультурно-спортивных и культурно-оздоровительных мероприятий «Здоровье и счастье», инициированных Президентом Турк­менистана Гурбангулы ­Бердымухамедовым, самым активным приверженцем ведения здорового образа жизни, пропаганды национального конного спорта.

Каждый раз, когда вижу у входа в конно-спортивный комплекс бронзовую статую красивого аргамака и слышу топот копыт скачущих ахалтекинских коней, невольно вспоминаю мои детство и отрочество, проведенные в селах Мадав и Кара-агач Этрекского этрапа Балканского велаята. В те времена практически в каждом дворе держали коней, ни один той не обходился без скачек, главным призом которых был специальный «At baýrak» – ковер, сотканный сельскими девушками, мастерицами на все руки. Ритмичный стук ковровых дараков по сей день напоминает мне перестук копыт ахалтекинских коней, несущихся по степи быстрее ветра.

И сегодня ковром, по сложившейся традиции, награждают коня фаворита – всеобщего любимца публики, прискакавшего первым к финишу. Предназначение этого ковра заключается еще и в том, чтобы укрытый им до самых ног вспотевший, взмыленный конь, остывал постепенно, не опасаясь простудиться. Так же поступают коневоды-сейисы во время скаковых тренировок, в частности, после возвращения из ночного выезда, так называемого «sowür». Когда-то, отправляясь в дальние поездки, всадники брали с собой ковровые хурджуны и at torba, в которых хранили ячмень и продукты на время пути. И многие нагрудные украшения красавцев-коней выполнены ковровщицами в союзе с ювелирами-зергерами.

Я выросла в семье, где седло и уздечка ахалтекинца, как эстафетная палочка, передавались из поколения в поколение. Предок наш по имени Джемерсейис, по словам отца, был знатным коневодом своего времени, широко известным в Балкане и за его пределами. Он, говорят, практически никогда не болел, был энергичный, с походкой, присущей человеку, который очень много времени проводит в седле. Ведь недаром в народе говорят: кто привык к верховой езде, никогда не будет болеть. А еще родители говорили детям, что если закопать свой выпавший зуб в оставленный копытом коня след, то вместо него вырастет новый, крупный зуб, как у лошади. Мы верили в это, как верили и в то, что подкова, прибитая у порога родного дома, приносит благополучие и счастье семье. Согласно народным пословицам «At agynan yerde toy bolar», «At – myrat», счастье, удача, осуществление мечты сопутствуют тем людям, кто считает коня разумным членом своей семьи, верным спутником жизни. Так Гёроглы бек туркмен относился к своему боевому коню Гырату, вместе с ним и своими верными джигитами защищая священную туркменскую землю – Чар даглы Чандыбил.

Ахалтекинский скакун, являясь нашей гордостью и славой, сегодня стал символом могущества независимого нейтрального Туркменистана и счастья всего туркменского народа.